Начало >> Статьи >> Оказание международной помощи по уголовному преследованию

Оказание международной помощи по уголовному преследованию

Печать

На международном уровне были зафиксированы интернационализация и глобализация организованной преступности, сфера деятельности которой в настоящее время уже не ограничивается территорией одной страны. Несмотря на выделение так называемых итальянской, украинской, российской, турецкой и другой организованной преступности, в составе одной преступной организации или сообщества обычно действуют лица разных национальностей и, что особенно важно, граждане различных государств.

Объяснить трудности в раскрытии таких уголовных дел можно еще и тем, что часто возникает необходимость в собирании доказательств на территории другого государства (в том числе путем производства некоторых следственных действий), а также в задержании и выдаче иностранному государству члена преступной организации.

Вопросы о допустимости доказательств, полученных в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам, можно решить, сославшись на ст. 31 УПК Украины, в которой предусмотрено, что международные сношения судов, прокуроров, следователей, органов дознания с соответствующими органами зарубежных государств осуществляются в соответствии с международными соглашениями. По статье 9 Конституции Украины действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, являются частью национального законодательства Украины. Такие договоры принимаются в порядке, предусмотренном для норм национального законодательства, что определено Законом Украины от 10 декабря 1991 г. «О действии международных договоров на территории Украины».

В связи с этим может возникнуть вопрос о допустимости доказательств, полученных в результате оказания помощи в порядке взаимности, т.е. в ситуации, когда международное соглашение между Украиной и иностранным государством отсутствует. Полагаем, что в действующем уголовно-процессуальном законодательстве в этом случае имеет место пробел в законе.

Поэтому решать вопрос о допустимости доказательств, полученных в порядке взаимности, нужно исходя из того, что в Украине, как и в других странах СНГ, существует оценочный (относительный) запрет на использование доказательств, полученных незаконным путем , при котором правоприменительный орган или лицо самостоятельно решает вопрос о допустимости доказательств, руководствуясь уголовно-процессуальным законодательством. При этом доказательства, собранные с существенными или преступными нарушениями законодательства, должны быть исключены. В связи с этим доказательства, полученные в результате оказания международной правовой помощи в порядке взаимности, могут быть допущены в уголовный процесс при условии соответствия процедуры их получения требованиям уголовно-процессуального законодательства Украины и другого государства и оформлены как предоставленные в порядке ч. 2 ст. 66 УПК Украины.

Особо следует отметить предусмотренный ст. 32 Конвенции об отмывании, поиске, аресте и конфискации доходов, полученных преступным путем (1990 г.), институт ограничения использования полученных в порядке правовой помощи фактических данных. В соответствии с ним запрашиваемая сторона может обусловить удовлетворение ходатайства тем, что полученная информация или доказательства без ее предварительного согласия не будут использоваться и передаваться ее властями для проведения расследования или судебного рассмотрения, не указанного в ходатайстве. Украина присоединилась к данному положению, сделав соответствующую оговорку при ратификации Конвенции 1990 г.

Кроме того, Конвенция 1990 г. предусматривает получение по ней сведений двоякого рода — информации и доказательств, но без раскрытия при этом их характера. Анализ ст. 4, 8, 10, и 31 этого документа позволяет сделать вывод о том, что под термином «информация» следует понимать сведения о движении прошения об оказании правовой помощи, источником которых является непосредственно компетентный правоохранительный орган, исполняющий поручение, а также иные сведения непроцессуального характера. Фактические данные, полученные из других источников (в том числе во время производства различных следственных действий, истребованные от государственных и негосударственных предприятий, учреждений и организаций, например банков), с помощью которых могут быть установлены обстоятельства, входящие в предмет доказывания, поглощаются понятием «доказательства» при условии, что они были собраны и закреплены без нарушения действующего процессуального законодательства запрашивающей и запрашиваемой сторон.

По законодательству Азербайджана процессуальные и иные действия на территории республики для оказания правовой помощи могут быть проведены лишь при наличии официального обращения соответствующих органов иностранных государств, если между ними и Азербайджанской Республикой имеется договор об оказании правовой помощи.

При отсутствии в официальном обращении всех необходимых данных запрашиваемый орган Азербайджана может потребовать предоставления дополнительных сведений в срок до одного месяца. Этот срок может быть продлен еще на один месяц по ходатайству запрашивающего полномочного органа власти иностранного государства. Если запрашивающий орган иностранного государства не представит в установленный срок дополнительные сведения для выдачи лица, содержащегося под арестом, это лицо освобождается органом уголовного преследования Азербайджанской Республики .

В отличие от указанных выше положений, в соответствии с законодательством Республики Беларусь, сношения с иностранным государством, с которым договор о сотрудничестве не заключен, осуществляются через Министерство иностранных дел. Поручение органа уголовного преследования или суда иностранного государства, полученное непосредственно органом Республики Беларусь, ведущим уголовный процесс, исполняется лишь по получении разрешения Прокуратуры Республики Беларусь или Верховного суда, если международным договором не установлено иное. По просьбе органа уголовного преследования или суда иностранного государства при исполнении их поручения может быть применено уголовно-процессуальное законодательство иностранного государства.

Если Республика Молдова является стороной нескольких международных актов об оказании правовой помощи, одной из которых является и государство, у которого запрашивается правовая помощь или которое обращается за правовой помощью, и между нормами этих актов существуют противоречия или несовместимости, то применяются условия договора, обеспечивающего более надежную защиту прав и свобод. Решение о допустимости предоставления международной правовой помощи принимается компетентной судебной инстанцией. Министерство юстиции может принять решение о неисполнении судебного решения, о допустимости предоставления международной правовой помощи в случае, если обсуждаются основополагающие национальные интересы. В оказании международной правовой помощи может быть отказано, если:

1) запрос относится к преступлениям, считающимся в Республике Молдова политическим, или к преступлениям, смежным с такими преступлениями. Отказ не допускается в случае, если лицо подозревается, обвиняется или осуждено за совершение деяний, предусмотренных ст. 5—8 Римского устава Международного уголовного суда;

2) запрос относится к деянию, составляющему исключительно нарушение военной дисциплины;

3) орган уголовного преследования или судебная инстанция, к которым обращен запрос об оказании правовой помощи, считает, что его выполнение может нанести ущерб суверенитету, безопасности или общественному порядку государства;

4) существуют обоснованные причины полагать, что подозреваемый подвергнут преследованию или уголовному наказанию по расовым, религиозным мотивам, по мотивам принадлежности к определенному гражданству, определенной группе или по мотивам разделения определенных политических убеждений либо что его положение может усугубиться по одной из указанных причин;

5) за соответствующее деяние законодательством запрашивающего государства предусмотрена смертная казнь, а запрашивающее государство не предоставляет гарантий неприменения или неисполнения смертной казни; согласно Уголовному кодексу Республики Молдова деяние или деяния, указанные в запросе, не являются преступлениями; в соответствии с национальным законодательством лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

 
« Особенности обжалования приговора в РФ   Уголовный процесс во Франции »