Начало >> Учеба >> Проблемные вопросы разграничения форм соучастия и определения их признаков

Преступная организация - Проблемные вопросы разграничения форм соучастия и определения их признаков

Печать
Оглавление
Проблемные вопросы разграничения форм соучастия и определения их признаков
Критерии классификации
Проблемы разграничения форм соучастия
Преступная организация
Заключение, литература

3. Преступная организация

В соответствии с ч.4 ст28 УК Украины преступление признается совершенным преступной организацией, если оно совершено устойчивым, иерархическим объединением нескольких лиц (три и более), члены которого или структурные части которого по предварительному сговору организовались для совместной деятельности с целью непосредственного совершения тяжких или особо тяжких преступлений участниками этой организации, или руководства, или координации преступной деятельности иных лиц, или обеспечения функционирования как самой преступной организации, так и других преступных групп.
Из данного определения исходит то, что преступной организацией необходимо признавать лишь то объединение лиц которое обладает следующими признаками:
1) устойчивость;
2) иерархичность;
3) наличие нескольких лиц (три и более);
4) наличие предварительного сговора, между его членами или структурными частями для совместной деятельности с целью:
а) непосредственного совершения тяжких или особо тяжких преступлении (наличие специальной цели);
б) руководства или координации преступной деятельности других лиц;
в) обеспечения функционирования как самой преступной организации, так и других преступных групп.
Преступная организация отличается от организованной группы: 1) иерархичностью, свидетельствующей о более высоком уровне сорганизованности объединения; 2) направленностью на совершение тяжких или особо тяжких преступлений; 3) возможностью признания ею объединения, сорганизованного не только для непосредственного совершения его участниками указанных преступлений, но и руководства или координации преступной деятельности других лиц или обеспечения функционирования, как самой преступной организации, так и других преступных групп. Последний аспект свидетельствует о более широком функциональном назначении преступной организации, которая, в отличие от организованной группы, может создаваться не только для совершения преступлений ее участниками, но и для осуществления преступной деятельности руководящего (координирующего) и обеспечительного характера. Особенностью преступной организации является также то, что она может состоять из соответствующих структурных частей, быть созданной на базе нескольких организованных групп (быть объединением таких групп). В свою очередь, структурные части могут выступать как группы (по предварительному сговору или организованные) или отдельные лица, деятельность которых заключается в совершении преступлений, так и группы или отдельные лица, осуществляющие руководство или координацию преступной деятельности или обеспечивающие функционирование соответствующих структур самой преступной организации или других преступных групп1.
Теперь более детально рассмотрим признаки классифицирующие данную группу, и укажем недостатки и положительные моменты в их определении.
Иерархичность преступной организации предусматривает соответствующее системно-структурное построение объединения, включающее в себя наличие общего руководства (лидеров), четко установленную подчиненность рядовых членов объединения его руководителю (руководителям) (в том числе руководителям структурных частей), вертикальные связи между высшими и низшими структурами объединения, общепризнанные правила поведения и обеспечение их соблюдения участниками.
Направленность на совершение тяжких или особо тяжких преступлений означает, что преступной организацией может быть признано только такое объединение, деятельность которого имеет целью совершение его участниками тяжких или особо тяжких преступлений. Объединение, члены которого организовались с целью совершения преступлений небольшой или средней тяжести, не может быть признано преступной организацией даже при условии, если оно является устойчивым и иерархически структурированным. При наличии оснований оно может рассматриваться как организованная группа. Вместе с тем направленность на совершение членами объединения, наряду с тяжкими (особо тяжкими), преступлений средней (небольшой) тяжести не дает оснований для непризнания такого объединения преступной организацией1. Сказанное не отрицает возможности совершения преступным сообществом в процессе своей деятельности иных, не отнесенных к указанным, преступлений. Основными традиционными доходными промыслами для него являются: незаконный оборот наркотиков и оружия, контроль над игорным и шоу-бизнесом, а также над проституцией и порнографией, производство и сбыт фальсифицированных спиртных напитков, иные экономические преступления2.
Однако в последнее время все более широкое распространение организованная преступность получает в сфере экономической деятельности это: незаконное предпринимательство, лжепредпринимательство, незаконное получении кредита, обман потребителей, выпуск или
продажа товаров, выполнении работ либо оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности (без особо отягчающих обстоятельств), коммерческом подкупе организации, и содержании притонов для занятия проституцией, незаконном распространении порнографических материалов или предметов. Как известно, не все из данных преступлений относятся к тяжким и особо тяжким, но при этом организация может соответствовать остальным признакам.
Кроме того, организованная группа также может создаваться для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, т.к. закон поэтому поводу запрета не содержит. Значит, наличие специальной
цели не является критерием отграничения преступного сообщества
от преступной группы1.
С этой точки зрения мы считаем справедливым замечание Б.В. Волженкина о том, что получается «заколдованный» круг - преступление тяжкое, поскольку оно совершено организованной группой, а группа организованная, поскольку она совершила тяжкое преступление2.
Признание объединения преступной организацией по признаку руководства или координации преступной деятельности других лиц предполагает наличие совместной деятельности участников такого объединения или его структурных частей, которая состоит в организации совершения преступления (преступлений) другими лицами, управлении его (их) подготовкой и совершением. При этом в ч. 4 ст. 28 УК не предусмотрено, что такая преступная деятельность обязательно должна состоять в совершении тяжких или особо тяжких преступлений. По этому признаку преступление может быть признано совершенным преступной организацией и в случае, если действия виновного лица (лиц) состояли в руководстве или координации совершения другими лицами (не участниками преступной организации) преступлений только небольшой или средней тяжести. В данном случае наблюдается парадокс.
Обеспечение функционирования, как самой преступной организации, так и других преступных групп предусматривает создание необходимых условий для существования этих объединений и осуществления ими преступной деятельности. Оно может заключаться в финансировании такой деятельности, сокрытии ее, контрразведывательном, разведывательном, правовом, медицинском, бытовом, информационном обеспечении, обеспечении личной охраной организаторов и руководителей преступной организации или других преступных групп, легализации доходов, добытых преступным путем, обеспечении и сокрытия от социального контроля, в том числе от привлечения участников таких объединений к уголовной ответственности и т. д.
Один из важных признаков заключается в том, что само создание преступной организации и участие в ней образует оконченное преступление, влекущее за собой ответственность в случаях, прямо предусмотренных в Особенной части УК:
а) в общей норме, сформулированной в ст. 255 УК Украины1, которая предусматривает ответственность за создание преступной организации, руководство ею и участие в ней, а также руководство или содействие встрече (сходке) представителей преступных организаций или организованных групп для совместного совершения ими преступлений, координирующих действия и т.п. Причем само создание преступной организации для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений считается оконченным преступлением;
б) в специальных случаях, устанавливающих ответственность за участие в банде (ст. 257 УК), создание или участие в террористической организации или группе (ст. 258 УК), создание непредусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований и участие в них (ст. 260 УК).
Интересная точка зрения с позиции учения о соучастии высказывал М.Д. Шаргородский: по его мнению, понятие о преступной организации как об особом институте Общей части уголовного права имеет смысл лишь в том отношении, что как и институт соучастия в целом оно определяет особый круг лиц, ответственных за совершение преступления, и объем их ответственности.1 Соучастие (вне формы преступной организации) предполагает подстрекательство или пособничество в конкретном преступлении. Общее «развращение», имевшее своим результатом совершение многих преступлений, не может рассматриваться как подстрекательство к этим преступлениям, а продажа револьвера или яда не может рассматриваться как соучастие в тех преступлениях, которые в дальнейшем были совершены путем применения этого револьвера или яда, даже если развращавший или продававший понимали, что результатом их действий будет совершение каких-то преступлений. Они не соучастники и могут отвечать лишь за delictum sui generic. Значение теоретического выделения ответственности лиц, находящихся в преступной организации, заключается в том, что они за самый факт участия в преступной организации отвечают как за преступление, для совершения которого организация была создана, вне зависимости от того, наступил ли вообще преступный результат, находилась ли их деятельность в причинной связи с наступившим конкретным преступным результатом, и знали ли они о конкретных преступных действиях отдельных членов преступной организации.2 Это очень своеобразная точка зрения, поскольку с указанием на то, что соучастие вне формы преступной организации это лишь подстрекательство или пособничество в конкретном преступлении, на наш взгляд, согласится нельзя. Поскольку так теряется значение иных форм соучастия.
Уголовно-правовое значение преступного сообщества (преступной организации) состоит в том, что оно не предусмотрено ни в одном из составов преступлений в качестве квалифицирующего признака, а выступает лишь в качестве конститутивного признака составов преступлений, предусмотренных в статьях Особенной части УК Украины. В свою очередь, совершение преступления организованной группой является квалифицирующим признаком большого количества составов преступлений. Кроме того, как уже было сказано, любой вид соучастия признается обстоятельством, отягчающим наказание.
Уголовно-правовые понятия, используемые в законе, не вмещают всего многообразия криминологических элементов преступной организации, не определяют степени достаточности его признаков, Это влечет, по нашему мнению, неопределенность подлежащих доказыванию фактов приводит к недостаточности собранных по делу доказательств, которые в ходе дополнительного расследования зачастую восполнить невозможно. Поэтому для изобличения преступного объединения необходимо выявить как можно больше признаков, совокупность которых позволит охарактеризовать его как преступную организацию. К таковым по нашему мнению относятся:
- разработка форм и методов преступной деятельности, единых конкретных преступных целей;
- планирование преступлений с определением ролей и обязанностей каждому соучастнику при их подготовке, совершении и сокрытии (руководители, исполнители, пособники, наводчики, разведчики, контрразведчики, укрыватели и сбытчики имущества, добытого преступным путем, и т.д.);
- финансовое обеспечение (перераспределение по иерархическим звеньям незаконных доходов, создание централизованного «общака», используемого для расширения масштабов преступной деятельности, обеспечения ее безопасности, подкупа должностных лиц, оплаты юридической помощи адвокатов, материальной помощи участникам сообщества и их семьям);
- распределение сфер влияния по территориальному или отраслевому признаку;
- налаживание основных и запасных каналов связи между членами сообщества;
- обеспечение безопасности (меры конспирации, защита от разоблачения и уголовного преследования, нейтрализация всех форм социального контроля и оказание активного противодействия правоохранительным органам, налаживание квалифицированной правовой помощи);
- установление коррумпированных связей с представителями органов государственной власти и управления; централизованное информационное обеспечение (сбор, анализ и использование информации в целях изучения окружающей обстановки, координации действий и контроля за структурными звеньями);
- дисциплинарные меры (выработка и контроль за соблюдением неформальных предписаний (норм поведения) всеми членами организации, обеспечиваемый комплексом мер наказания и поощрения);
- наличие межличностных связей между членами сообщества.
Организационная деятельность по созданию такого преступного формирования все чаще признается самостоятельным преступлением по статьям Особенной части УК Украины. Разновидностью организованных групп или организаций являются банда, незаконное вооруженное формирование, преступное сообщество, террористическая организация, экстремистская организация, религиозное или общественное объединение, посягающее на права граждан, и т.д.,
Преступная организация по букве закона может представлять собой одну иерархическую (трех или более) уровневую структуру либо союз организованных групп. Они представляют собой относительно автономные устойчивые образования, специально созданные в качестве его структурных подразделений или в разное время соединившихся под единым руководством.
Подводя итог по данному пункту, обобщив все выше указанное, мы хотим дать свою точку зрения понятия преступной организации и его внутренней структуры. Таким образом, что касается понятия преступная организация, то необходимо обобщить: преступление считается совершонным преступной организацией, если в нем принимали участие три и более субъекта преступления, которые предварительно установили и поддерживали отношения, что свидетельствуют о наличии группы лиц (субъектов) с признаками организованности, которая создана для общей деятельности с целью систематического совершения тяжких и особо тяжких преступлений или которая возникла в следствии достижения согласия о совершении третьего тяжкого или особо тяжкого преступления.

1 См.: Уголовное право Украины: Общая часть. Учебник / Отв. ред. Кондратьева Я.Ю./ Под. Ред. Клименко В.А., Мельника Н.И. – К.: Аттика, 2002. – С. 220.

1 См.: Уголовное право Украины: Общая часть. Учебник / Отв. ред. Кондратьева Я.Ю./ Под. Ред. Клименко В.А., Мельника Н.И. – К.: Аттика, 2002. – С. 201

2 См.: Эфремов Ф. Рiзновиди органiзованих злочинних угруповань // Вiсник Прокуратуры № 8(26) серпень 2003. – С. 53–54

1 См.: Уголовное право. Общая часть: Учебник./ Под. общ. Ред. В.И. Радченко. – М.: ЗАО Юстицформ, 2004. – С. 262.

2 См.: Волженкин Б.В. Модельный Уголовный кодекс для государств — участников Содружества Независимых Государств // Государство и право. —1996.— № 5. —С. 74.

1 См.: Уголовный кодекс Украины Х.: ООО «Одиссей», 2003. – С. 254.

 

1 См.: Уголовное право Украины: Общая часть: Учебник / М.И. Бажанова, Ю.В. Боулина, В.И. Борисов и др.; Под ред. М.И. Бажанова, В.В. Сташиса, В.Я. Тация, – К.: Юринком Интер, 2003. – С. 258.

2 См.: Шаргородский М.Д. Избранные работы по уголовному праву. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 410.



 
« Присвоение или растрата собственности   Професійна адаптація співробітників органів внутрішніх справ »